И не очень удачный сборник рассказов, который можно смело было бы сократить вдвое и получить на выходе ценную книгу с хорошими текстами и авторскими иллюстрациями. Но маркетинг есть маркетинг: книги должны продаваться, а значит, добавим-ка туда школьное сочинение Елизаветы Боярской. Пишет она плохо, играет тоже, зато красивая. И фамилия знаменитая. 

Книгу, кстати, я так и не купила в бумажном виде — ее доставили в магазин, а я забыла забрать. Пару месяцев назад я вообще о многом забывала. Поэтому я ее нашла в сети и скачала. Правда, без иллюстраций, а в них особый смысл — атмосферные акварельные рисунки передают город с бумажных страниц прямо к вам в дом, как проекцию: ррраз — и шагнул на Невский или во дворик Гороховой (где лично мной было выпито много вина в прошлом году и загадано желание на крыше одного из домов — пока не исполнилось). Так что книгу я все-таки куплю, хотя бы ради этих рисунков. Ради флэшбэков.

И еще ради рассказа Евгения Водолазкина о доме на Ждановской, в котором он жил и про который упоминается в романе Алексея Толстого «Аэлита»: все желающие лететь на Марс приглашались к семи вечера на Ждановскую, 11. Здесь у меня сразу сплюсовались три вещи, давшие этой книге второй шанс: я люблю роман «Аэлита» (единственное у А.К.Толстого), мне нравится писатель Водолазкин, у них был общий адрес в Питере. Водолазкин вообще мог бы один вытянуть эту книгу, доведись ему писать ее по просьбе издательства или следуя душевному порыву, но нужен был сборник про Питер от известных петербуржцев, чтобы противопоставить его книге про Москву, вышедшей годом раньше. Вечная битва столиц.

Отрывок из рассказа Водолазкина: 

«Возвращаясь к Ждановской, 11, замечу, что, помимо запуска космического корабля, там происходили события менее, возможно, масштабные, но совершенно реальные и достойные упоминания. Так, в девяностые годы прошлого уже века, время многочисленных взрывов, гремевших по самым разным причинам, я нашел в нашем парадном торт. Перевязанное кокетливой ленточкой изделие лежало на подоконнике и, несомненно, готово было взорваться. Собственно, если бы не эта ленточка, я прошел бы мимо и не обратил на торт внимания – мало ли что лежит в питерских парадных… Но ленточка на торте показалась мне штрихом избыточным, созданным как бы для контраста с грядущей катастрофой. Если угодно, кондитерским вариантом профессора Плейшнера, который с таким беззаботным видом понятно ведь, что попадет в западню. Я приложил к коробке ухо: в ней не тикало».

И ради рассказа Татьяны Мэй, блогера и экскурсовода, по которому можно самостоятельно, взяв в руки книгу, пройтись питерскими дворами, чтобы увидеть Питер не парадный, который туристам на Невском показывают, с императорским фарфором в Гостином дворе и дорогим коньяком в кафе на третьем этаже дома Зингера (он мне, кстати, всегда нравился, как замок из сказок), но увидеть Питер коммунальный, тихий, какой-то залатанный, но поддерживаемый атлантами даже в тех местах, где ссут только алкаши да коты. В рассказе Татьяны Мэй есть хорошая фраза: «Все это очень красиво. Но у меня такое чувство, что мы гуляем по затонувшей Атлантиде». Сто процентов про Питер!

Читать ли? Однозначно.

Просто сразу пролистывайте 10 листов сочинения Боярской.

Кстати, про скрытый лабиринт в Нижнем парке Петергофа знали? Я — нет. В Петергофе была раза три, и никогда туда не доходила, даже в мыслях не было, что там еще что-то есть. А там, по мнению Ильи Бояшова, автора рассказа «Лабиринт», замедляется время. Зашел 36-летним и через год вышел 36,5-летним 🙂

В голове бродит мысль, а не написать ли про свой Питер… Какой есть. Я там не родилась, но он мне передался по крови, я его очень люблю и многое бы отдала, чтобы бывать там чаще. Подумаю.

Фото использованы в качестве иллюстраций к тексту и принадлежат ast.ru