book-лист 2017: юбилейный выпуск

Книжные итоги года. К слову, это мой юбилейный, десятый book-лист! В 2007 году я составила первый небольшой список в своем ЖЖ, и с тех пор это стало традицией. Знаю, что многие и по сей день подтягивают оттуда идеи что почитать. 

Номинация «Книга года»

И вот тут я не смогла выбрать одного победителя. Поэтому книг будет две — «Неаполитанский квартет» Элены Ферранте и все-таки «Маленькая жизнь» Ханьи ЯнагихарыОба романа удостоились в течение года отдельных постов на сайте, но все же я кое-что добавлю.

Когда я писала рецензию на эпопею Элены Ферранте, четвертая книга еще не была переведена на русский язык. Я взялась читать ее в оригинале, на итальянском, и честно одолела 200 страниц из 480-ти, скрупулезно записывая каждую переведенную страницу в отдельный файл. Мне было интересно сравнить текст, получившийся у меня, с текстом профессионального переводчика, учитывая, что мой уровень языка — В1 с натяжкой. В ноябре 2017 четвертая история квартета вышла на русском, и я с удовольствием отметила, что мой перевод не так уж плох, а мое понимание текста вполне сносное. Что еще раз доказывает, я по-прежнему толком не говорю по-итальянски, но читаю и перевожу с блеском. Видимо, это проблема всех, кто не учит язык в его непосредственной языковой среде.

Возвращаясь к четвертой книге Ферранте, которая называется «История о пропавшем ребенке», скажу, что это самая тягомотная часть. Повествование напоминает затянувшееся извержение вулкана, которое, кстати, в нем тоже описано, но с той разницей, что в романе реальное извержение занимает несколько страниц и заканчивается, но у вас будет стойкое впечатление, что оно только началось.

Лену возвращается в Неаполь, чтобы заново устроить там свою жизнь после развода. Лила за годы отсутствия подруги стала очень уважаемой и богатой синьорой в своем квартале. Жители al rione даже поговаривают, что она — настоящий босс в квартале, а не мафиозные братья Солара. Обеих женщин вот-вот ждет большое событие в жизни — почти одновременное рождение дочерей. И бла-бла-бла-бла-бла. Нет, вы не подумайте, все очень прилично, по-прежнему захватывающе и очень по-итальянски: заломы рук, закаты глаз, страсть, любовь, ненависть, кровь и т.д. Но из этой части куда-то пропала та самая «магия Ферранте», благодаря которой первые три книги поставили на уши весь мир. Однако в целом, тетралогия Ферранте — одно из самых сильных литературных переживаний 2017 года. Поэтому в топ-1.

«Маленькая жизнь» Ханьи Янагихары наоборот как будто стала ярче со временем. Вспоминаются детали, обрывки диалогов, описание чувств, особенно дни Джуда после смерти Виллема. Всеобъемлющее горе, всеохватная пустота, огромная черная дыра вместо души после смерти любимого человека. И если роман Ферранте я переживала, как сериал, с нетерпением ожидая, что же дальше будет, то романом Янагихары меня практически тошнило, несколько раз я бросала его, восклицая «ни за что в руки больше не возьму эту садистскую книжку!». Однако на последних 100 страницах я умылась слезами так, что веки разъело от соли. Понимаете? Вот, что важно: сильные переживания. Плохие и хорошие. Они одинаково формируют нас, вознося в мир радости и низвергая в мир скорби, дают нам полный спектр эмоций, полную жизнь.

Номинация «Книги для подростков»

А также их родителей!

Я очень увлекалась составлением библиотеки для Глеба на будущее, когда он станет подростком. Мне важно знать, что они читает, или хотя бы то, что мы обеспечили ему книжную полку со вкусом. Кроме очевидных серий про Гарри Поттера и хроники Нарнии, я хочу видеть в его библиотеке хорошие книги на русском языке, понятные для мальчика 12+; книги, способные дать ответы на волнующие подростка вопросы: почему я такой, почему у меня такие родители, как понравиться людям, зачем учиться в школе и т.д. Поэтому в этой номинации будет сразу несколько книг с короткими рецензиями.

«Баллада о сломанном носе» Арне Свинген 

Замечательная норвежская повесть о мальчике Барте, который хочет стать оперным певцом, но мама считает, что ему лучше стать боксером. И желание мамы Барта не лишено смысла, ведь они живут в очень плохом районе, в доме полном наркоманов, а в школе Барта задирают старшеклассники, и ему необходимо уметь постоять за себя. Барту нравится Мохаммед Али, но не очень нравится бокс. Мама Барта получает пособие по безработице, весит 200 кг. и не очень умеет заботиться о сыне. Но Барт не сетует на свою жизнь, пусть даже у него нет собственного мобильного телефона, школьных обедов и карманных денег. Он знает, что нытьем ничего не исправишь, поэтому старается смотреть на все с позитивной точки зрения.

«Порой мне кажется, что я воспитывался в волчьей стае и не имею ни малейшего представления о том, как живут люди. И потому иногда не знаю совершенно элементарных вещей. С другой стороны, я могу жить с волками, а никто из этих людей — нет». 

Эта книга о том, что нужно просто оставаться собой, а не выпендриваться, приписывая себе заслуги родителей. И если ты хочешь что-то изменить, то начни с собственного подъезда — собери субботник и радуйся, когда на него придут 12 наркоманов, чтобы помочь убраться на лестничных площадках. Пусть эта чистота не сохранится надолго, но ты будешь знать, что улучшаешь мир по мере своих сил. И, конечно, тем, кто делает что-то хорошее, всегда воздается. Очень светлая повесть. Рекомендую.

«Сахарный ребенок» Ольга Громова 

1937 год. Кажется, что после этих цифр уже не нужны слова: понятно, что за ними стоит еще одна сломанная жизнь. И тем не менее, 1937 год: пятилетнюю Элю и ее маму высылают из Москвы в далекий Кыргызстан как членов семьи предателя Родины. В этой недружелюбной и чужой стране Эля и мама спят в сырой земле, голодают, терпят унижения и избиения, отрабатывая перед Родиной вину своего отца и мужа. После того, как бараки для таких же изменников родины построены, Элю и маму отправляют в небольшое селение без средств к существованию: найдете способ выжить — выживете, а нет так нет. Но им повезет — найдутся добрые люди, которые выходят маму после тяжелой болезни и откормят отощавщую маленькую Элю.

Несмотря на лишения, Эля и мама не теряют надежды: по вечерам согреваются чаем и чтением сказок Пушкина, неспешными беседами с таким же, как они, высланными из разных уголков страны, соседями.

Повесть «Сахарный ребенок» рассказана Стеллой (Элей) Нудольской писателю Ольге Громовой с просьбой сделать из ее истории книгу для подростков, а не очередные мемуары о страшном времени сталинских репрессий. Вышла отличная книга.

Главная мысль в «Сахарном ребенке» — держаться за то светлое, что есть внутри каждого человека; держаться и оставаться человеком в условиях, когда легче всего стать зверем. 

Ленинградские сказки Юлии Яковлевой: «Дети ворона», «Краденый город»

Я не буду на них останавливаться, так как есть отдельная запись с подробным разбором этих книг. Скажу лишь, что у меня их прочитала вся семья и никто не остался равнодушен. В конце 2017 года вышла третья книга из этой серии «Жуки не плачут», я еще не читала.

Номинация «Семейная сага»

«Нить» Виктория Хислоп 

Если вы любите Грецию и хоть немного знаете об истории этой страны не по мифам, однозначно вам стоит прочитать эту книгу. Роман «Нить» рассказывает о страшном пожаре в Салониках в 1917 году, который полностью изменил облик города, а вместе с ним и его жителей. Нужно сказать, что Салоники долгое время имели удивительный этнический состав: на одной улице десятилетиями уживались евреи-сефарды (выходцы из Испании), греки, турки, цыгане, болгары. Именно на такой улице начинается история романа, нить которого пройдет сквозь 50 лет и объединит несколько совершенно разных семей в одну. Очень интересная, душевная книга.

К слову, кто еще не знаком с ее романом «Остров», который завоевал весь мир, тоже рекомендую. 

«ТрансАтлантика» Колум Маккэнн

Роман-штрих, роман-пунктир, роман-впечатление, роман-дневник, роман-переживание, роман-притча. Читать его все равно что погружаться в тягучие воды Атлантического океана и отрывками ловить целую эпоху воспоминаний. Стилистически он прекрасен. Но то, как его воспримет тот или иной читатель, зависит исключительно от индивидуального бэкграунда. Готовы ли вы пережить то, что пережили герои романа «ТрансАтлантика»? А это ни много ни мало первый беспосадочный перелет из Канады в Ирландию, совершенный за 16 с половиной часов двумя отважными летчиками Алкоком и Брауном. О них много написано в сети, они стали национальными героями Британии, им установлены монументы и памятники.

Но «ТрансАтлантика» не только о них. В ткань повествования вплетены судьбы других людей, а также другие исторические события: война в Ирландии, борьба за права чернокожих. Читая, вы постоянно спрашиваете себя, как все эти люди и эти события связаны друг с другом, возвращаетесь в начало книги, ищите ответы, но картинка складывается только к концу романа.

Номинация «Исторический роман» 

«Соловей» Кристин Ханна 

В юности я обожала книги Дюма, серию Мориса Дрюона «Проклятые короли», в университете зачитывалась Пикулем, очень люблю роман Ефремова «Таис Афинская»…  Из исторических романов, стоявших дома на полках, пожалуй, только «Айвенго» я мучила пару месяцев, и бросила, не дочитав.

«Соловей» Кристины Ханны в этому году не прочитал разве что ленивый, потому что это безусловно очень хороший роман, мастерски написанный. Но что его особенно выделяет в наш «жестокий и бездушный век машин», так это его откровенная мелодраматичность при серьезном жанре. Обычно исторические романы скупы на слезы читателя и воспринимаются как экскурс в некую часть реальной истории, о которой в школе вы читали лишь мельком.

Поэтому, приступая к чтению истории о жизни двух французских сестер во время Второй мировой войны, каждая из которых совершила по настоящему подвигу, запаситесь носовыми платками, каплями, водой — всем, что поможет вам успокоить рыдания в конце книги.

Номинация «Скандинавский триллер»

«Стеклянные тела» Эрик Аксл Сунд

Современная шведская художественная литература уже лет 10 числится в моих любимчиках. Мне нравится атмосфера книг, особый жесткий стиль, сдержанные, но исчерпывающие диалоги, разница в восприятия мира славян и скандинавов. В прошлом году леденящую кровь трилогию «Слабость Виктории Бергман» литературного дуэта Эрик Аксл Сунд я поставила на первое место за ту гамму эмоций и чувств, от полного отвращения до полного катарсиса, которую она во мне вызвала.

Первый роман из трилогии «Меланхолия» — «Стеклянные тела» оказался крепким шведским триллером с исключительно депрессивным настроением. Я не рекомендую его читать всем, кто сейчас особо остро ощущает хрупкость мира — книга усугубит ваше настроение. Всем, кто эмоционально крепок, велкам.

Швецию захватила волна подростковых самоубийств. На каждом месте самоубийства родители находят старые кассеты со странной музыкой. На первый взгляд, ничего необычного: многие подростки подвержены суицидальным настроениям и многие из них совершают этот последний шаг. Но кое-что все-таки насторожило шведскую полицию — и ниточка потянулась к самым неожиданным людям…

Номинация «Совесть нации»

«Уважаемый господин М» Герман Кох

Совесть нации — это про Коха, не про роман. Роман «Уважаемый господин М», к сожалению, не произвел на меня никакого впечатления. В отличие от «Ужина», «Летнего домика у бассейна» и др. книг голландского писателя. Я пыталась написать отдельный пост сразу после прочтения книги, но он так и завис в «Черновиках». Остался лишь один абзац с общим настроением угасания:

«Стою под душем — здесь в голову приходят самые лучшие мысли, проверено годами — и думаю о том, что останется после меня. Горсть волос, пару килограммов костей и/или что-то не стираемое из памяти поколений, как песни Beatles, романы Дюма и египетские пирамиды. Конечно нет. Ни великих строений, ни музыки, ни страниц, способных менять мировоззрение. Моя беда в том, что я родилась и живу в то время, когда все этапы волнующих мир открытий и все этапы создания новых религий пройдены. Я живу в угасающем мире, не способном на качественный эволюционный скачок. Но, что более вероятно, я не тот человек, который способен создать нечто сверхновое. Я — обыватель со скромными способностями, скажем, в литературе. И с этой точки зрения, из моего внутреннего обывательского ведра, я смотрю на тех, кто даже в таком мире чего-то добился, пусть и кратковременно, как на очень смелых и выдающих людей. Правда, после них тоже останется кучка волос, горсть пепла и несколько килограммов чего-то там в коробке из супермаркета. Прах в урне. Надгробие на кладбище. Пару килобайт в интернете».

Извините, но это все, что у меня есть по поводу данного романа. Но это не значит, что читать его не стоит. Конечно, прочитайте, и узнаете о престарелом писателе и его преследователе.

Номинация «Мальчики Джона Бойна»

«Мальчик на вершине горы»

После успеха романа «Мальчик в полосатой пижаме» от Джона Бойна ожидалась как минимум новая библия для детей. «Мальчик на вершине горы» — это попытка разобраться в вопросе так ли на самом деле легко совратить невинную душу.

Маленький Пьеро, оставшись сиротой, из оккупированного немцами Парижа переезжает сначала в приют для детей, а после в особняк, расположенный в австрийских Альпах, под опеку своей тети по линии отца. Пьеро хорошо помнит, что наполовину он немец, а наполовину француз, и что у него в Париже остался любимый друг-еврей, которому он постоянно пишет письма. Однажды тетя просит Пьеро больше не писать письма другу, не произносить в особняке его имени и, по возможности, забыть о нем навсегда. Особенно нужно следить за своим языком, когда в особняк приезжает хозяин. А это, кто бы вы думали? Адольф Гитлер.

Где-то на это месте мне хотелось отложить книгу в сторону и переключиться на что-то более … реалистичное.

Если бы Джон Бойн сделал главным злодеем романа любого выдуманного фашиста из высших эшелонов власти, он воспринимался бы более естественно. Вот мальчик, вот — офицер, который взял его под опеку после смерти тети, и сделал из милого невинного ребенка ослепленного идеями фашизма зомби. Получилась бы душещипательная история грехопадения и раскаяния.

Но Адольф Гитлер сделал этот роман до глупого невероятным. Человечный Гитлер, который гуляет по утрам с любимой собакой, пишет картины маслом и за обедом размышляет, как уничтожить еще полмиллиона евреев. На мой взгляд, у него, даже у мертвого и давно разложившегося, нет права появляться ни в какой художественной книге в полный рост, и вообще нигде в жизни, кроме исторических статей и хроник.

Если сумеете абстрагироваться от Гитлера и его злодеяний, то в целом книга очень приличная, сюжет захватывающий, раскаяние искреннее. Но я, как видите, отодвинуть на второй план этого монстра не смогла.

«История одиночества»

Часто педалируемая в СМИ тема скандального католического духовенства, растлевающего малолетних, стала и темой романа Джона Бойна «История одиночества». От растленного мальчика к растленному мальчику, от избитой души к уничтожению следующей, от эмоциональной слепоты родителей к слепоте детей — порочный круг, порождающий все новые и новые страдания.

Этот роман многими был воспринят не так благоприятно, как все предыдущие. Кому-то он показался даже скучным. Нет, это совершенно не так. В нем есть одна очень важная мысль — слушайте своих детей больше, чем кого бы то ни было, вопреки все и всему. И тогда, возможно, вы убережете их.

Номинация «Голос нерожденных детей»

«В скорлупе» Иэн Макьюэн 

История одного убийства, рассказанная эмбрионом. Роман, подслушанный изнутри. Гамлетовские аллюзии. Эмбриональные размышления быть или не быть. Точнее дадут ли стать.

Труди на третьем триместре беременности. У нее есть муж и любовник. Они — братья. Внутри Труди растет очень смышленый человек, который воспринимает мир двумя доступными ему чувствами: слухом и вкусом. На слух мир ему нравится, в нем много интересных приятных вещей, таких как Бах, Моцарт, Улисс, синий цвет неба и пр. На вкус мир тоже обычно приятен, особенно, когда Труди пьет хорошее вино. Иногда снаружи в Труди проникает ненавистный Клод, который своим пенисом попадет прямо в лоб. Это неприятно, но можно пережить. Теперь главное — никто из них, ни Труди, ни Клод, ни Джон (отец ребенка) — не думают о нем. Все заняты собственными переживаниями, а двое планированием убийства третьего. Страшно родиться у таких людей. Но еще страшнее родиться и остаться в мусорном баке, или на тринадцатом этаже убогой панельки на окраине Лондона, или в детдоме. И все же родиться и пожить очень хочется, хоть бы и где. Поэтому у ребенка есть свой план…


Книгу высоко оценили критики как гамлетовскую новеллу (объем всего 200 стр.). Мне тоже понравилось. У Макьюэна всегда такие мерзкие персонажи, что невольно думаешь, а что если все вокруг именно такие, а что, если я тоже такая? Глупая, завистливая, ограниченная, пошлая… И думаю, что так оно есть, потому что хоть малыми долями, но в каждом есть дерьмо.

И еще отличная мысль, почерпнутая из книги: мир очень изменился, стал разнообразнее, многовекторнее, вздорнее, местами откровенно шизоидный бред, и жить в нем страшно, но жить хочется. Дайте мне родиться, и свои 7-8 десятков лет я как-нибудь протяну.

«Девочка и мальчик» Мортен Браск 

В названии романа заложена легкая игра слов и смыслов: муж и жена — мальчик и девочка, нерожденные дети — мальчик и девочка, в жизни мы все тоже делимся на мальчиков и девочек.

Мортен Браск описал личную трагедию потери новорожденных близнецов и пережитую после этого депрессию. Лично меня зацепило, что история переживания больничных будней, родов, утраты малышей описана по-мужски скупо, но предельно точно. Ни одного лишнего слова, никакой лирики, только боль. И, несмотря на сложную тему, в конце не остается гнетущего ощущения, даже как-то радостно за героев, которые смогли начать новую жизнь.

В таких ситуациях всегда возникает три вопроса, которые задаешь себе постоянно, на протяжении всей жизни:
• что я сделала не так?
• что не так сделали врачи?
• как жить дальше?

И если с ответом на третий все более менее становится понятно через полгода-год (смотря, сколько вам нужно времени на горе, у всех по-разному), то на первые два ответы ищутся всю жизнь.

Написано, безусловно, талантливо. Переведено тоже. Но я точно знаю, что эта книга не покинет мою библиотеку более одного-двух раз: не все готовы читать такие романы.

Номинация «Позитив и море юмора!»

«О чем весь город говорит» Фэнни Флэгг

Почти 10 лет ни один мой бук-лист не обходится без книг чудо-старушки Фэнни Флэгг. И когда меня настигла печаль, потому что все книги перечитаны, Фэнни Флэгг выдала еще одну!

Замечательная история городка Элмвуд-Спрингс, в которой собраны абсолютно все персонажи из ее книг, потому что так или иначе они все связаны с этим городом. Мы наконец узнаем историю основания крошечного поселения, некогда облюбованного шведами — первыми поселенцами и родоначальниками многих крепких американских семей. И даже, когда самые первые жители городка отходят в мир иной, Фэнни Флэгг не уводит их из книги, а дает им слово с кладбища Тихие луга, где они наблюдают за городом и переживают за все, происходящее в нем.

Мои лучшие рекомендации.

Номинация «Открытие года»

«Сад вечерних туманов» Тан Тван Энг

«Сад вечерних туманов» — очень атмосферный и красивый роман, тонкий, загадочный, многосмысленный, как все азиатское. В нем на поверхности лежит, казалось бы, простая история о девушке, выжившей в японском концлагере в годы Второй мировой войны, и садовнике-японце, согласившимся обучить ее мастерству создания садов, потому что об этом мечтала ее сестра, погибшая в том же концлагере. Что у них вообще может быть общего: у жертвы страшного режима и одного из самых преданных слуг этого режима — императорского садовника?

46 лет Юн Линь носит в сердце ненависть к японцам, а на теле напоминание о пережитом. И кое-что еще, за что многие отдали бы жизнь.

Роман — повод хоть немного узнать об истории Малайи и Японии в 50-е гг. 20 века. Согласитесь, просто так мы в эту историю сами не полезем, это слишком далекие от нас страны, слишком другие, да и своей военной истории хватает. Но для пытливых умов роман однозначно откроет новые грани мира.

К прочтению рекомендую.

Номинация «Лучший роман на русском языке»

«Лавр» Евгений Водолазкин 

К счастью, я открыла Водолазкина для себя только в прошлом году. Упивалась его «Авиатором», восхищалась его стилем и языком, и несказанно рада была обнаружить среди русских современных писателей такого блестящего автора.

К счастью, потому что прочти я «Лавра» 5 лет назад, когда он вышел, я бы не оценила всей его красоты. К нему нужно подготовится, дозреть. Нужно было выгнать из себя тонны русской литературы, приевшейся за годы школы и филфака, вычеркнуть все, чтобы, читая эту удивительную книгу, с благодарностью вспомнить лекции по старославянской литературе, и узреть то, что тогда было сокрыто от глаз элементарно в силу возраста. Ну не может 18-летний человек понять глубину и красоту агиографических текстов. Абсолютное большинство не может.

Стилистически «Лавр» — это жизнеописание святого. Фактически, конечно, блестящая авторская выдумка. Но задуматься есть о чем, да и просто получить удовольствие от хорошего слога.

Концовка книги Водолазкина «Лавр», по-моему, замечательная:
«- Что вы за народ такой, говорит купец Зигфрид. Человек вас исцеляет, посвящает вам всю свою жизнь, вы же его всю жизнь мучаете. А когда он умирает, привязываете ему к ногам веревку и тащите его, и обливаетесь слезами.

— Ты в нашей земле уже год и восемь месяцев, отвечает кузнец Аверкий, а так ничего в ней и не понял.

— А сами вы ее понимаете, спрашивает Зигфрид.

— Мы? Кузнец задумывается и смотрит на Зигфрида. Сами мы ее, конечно, тоже не понимаем». 

Номинация «Во имя отца и сын и святого духа»

«Чудо» Эмма Донохью

Ирландия. Слепая вера в Бога. Фанатизм. Повторяться не буду — есть отдельный пост по этой книге на сайте. 

«Чудо» Эммы Донохью. In nomine Patris, et Filii et Spiritus Sancti

Номинация «Разочарование года»

«Миниатюрист» Джесси Бертон

Амстердам 17 века. Восемнадцатилетняя Нелла Оортман из обедневшей аристократической семьи приезжает в дом своего новоиспеченного мужа — богатого купца Йохана Брандта. В роскошной гостиной ее встречает сестра мужа — суровая и замкнутая Марин. 

Нелла пытается наладить отношения с мужем, которого совсем не знает, и с его сестрой, потому что настоящей хозяйкой дома является она. И если с Марин рано или поздно ей удается худо-бедно подружиться, то с мужем все сложно. У них нет близости, ни душевной, ни телесной. Но есть дорогие подарки от мужа: платья, драгоценности и кукольный дом — точная копия того, в котором они живут сами.

«Миниатюрист» Джесси Бёртон. Роман-надувательство

Полная рецензия 

Номинация «Проверка на вшивость»

«Прикосновение» Дэниел Киз 

«Прикосновение» — это о невидимой угрозе радиации. Один жест, одна на двоих кнопка в лифте, одна ручка двери — и вы заражены. При условии, что человек, который к вам прикоснулся, несет на себе частицы радиационной пыли. В начале романа Дэниел Киз рассказывает об историях радиационного заражения в США и Мексике по случайности, недальновидности компаний и незнанию людей, часто из-за алчности. Как радиационные стержни выбросили на свалку, а там их нашел бездомный, принес в свою коробку из-под телевизора и оставил, а после умер от лучевой болезни. Потом эту коробку нашли дети и принесли домой, но никто не понял, что внутри, и, как вы понимаете, все умерли. Это публицистические факты.

«Прикосновение» Дэниел Киз: мы можем не заразиться радиацией, но гневом заражены с рождения

Полная рецензия

Номинация «Дневник памяти»

«Я должна рассказать» Маши Рольникайте

Вильнюсское гетто было создано в 1941 году — и Маша вместе с матерью, двумя сестрами и братом оказалась внутри этого адского места. Ей было 14 лет. Свои записи Маша вела, постоянно опасаясь разоблачения: если бы немцы нашли хоть один лист из ее дневника, всю их семью расстреляли бы. Поэтому Маша тщательно прятала свои тетрадки, а когда стало трудно с бумагой, писала дневник в уме, заодно заучивая и то, что уже было на бумаге.

Маша Рольникайте «Я должна рассказать»

Полная рецензия

Номинация «Роман-путеводитель»

«В Питере жить» сборник рассказов

«В Питере жить» — удачный путеводитель по городу.

И не очень удачный сборник рассказов, который можно смело было бы сократить вдвое и получить на выходе ценную книгу с хорошими текстами и авторскими иллюстрациями. Но маркетинг есть маркетинг: книги должны продаваться, а значит, добавим-ка туда школьное сочинение Елизаветы Боярской. Пишет она плохо, играет тоже, зато красивая. И фамилия знаменитая. 

Книгу, кстати, я так и не купила в бумажном виде — ее доставили в магазин, а я забыла забрать. Пару месяцев назад я вообще о многом забывала. Поэтому я ее нашла в сети и скачала. Правда, без иллюстраций, а в них особый смысл — атмосферные акварельные рисунки передают город с бумажных страниц прямо к вам в дом, как проекцию: ррраз — и шагнул на Невский или во дворик Гороховой (где лично мной было выпито много вина в прошлом году и загадано желание на крыше одного из домов — пока не исполнилось). Так что книгу я все-таки куплю, хотя бы ради этих рисунков. Ради флэшбэков.

Полная рецензия

Номинация «Постмодернистский роман»

«Свет дня» Грэм Свифт

Постмодернизм такая штука… рано или поздно он отходит на второй план, а потом и вовсе перестает привлекать внимание. Собственно, как и любой эстетский продукт: невозможно есть черпаками черную икру с золотым напылением, как невозможно тоннами читать постмодернистские романы всю жизнь. Но иногда полакомиться все же стоит.

Книга «Свет дня» — жанровая игра мастера: роман начинается как канонический детектив и внезапно перерастает в любовную историю, при этом описывается все одним днем. Стильное, интересное произведение, как легкий джаз.

Номинация «Без шансов»

«Английская портниха» Мэри Чемберлен 

«У Ады не было ни одного шанса» — финальная фраза романа, которой можно описать всю историю.

Ада Воан живет в Лондоне, работает в модном магазине мадам Б., отлично шьет и мечтает о собственном доме мод, как у Коко Шанель. Аде 19 лет, она прекрасна и слегка наивна, как и все девушки ее возраста. Однажды она встречает элегантного красавца Станисласа фон Либена и, разумеется, теряет голову. Станислас приглашает ее поехать с ним в Париж, и ведь именно об этом она мечтала так долго! Париж — мировая столица моды! Тайком от отца и матери Ада уезжает. На дворе конец лета 1939 года, Франция вот-вот вступит в войну с нацистской Германией, Польша уже оккупирована Гитлером, мир зыбок, как никогда. Но что война по сравнению с любовью всей жизни?

Как вы понимаете, Ада попадает в нешуточную переделку. И хотя автор признается, что история выдумана, построена она все-таки на основе исторических фактов о британцах, интернированных немцами во время Второй мировой войны.

Эта книга — драма. И, если вдуматься, то она рассказывает об ужасных вещах. Но почему-то вас постоянно преследует ощущение подделки. Вроде бы и картина та, и сюжет на ней тот, и краски те же, а вот что-то не так.

Номинация «Дамский роман»

«Ночная дорога» Кристин Ханна

Прочитав «Соловья», я стала изучать творчество Кристин Ханны дальше. Хотелось таких же блестящих текстов и захватывающих историй. К сожалению, «Соловей» уникален.

Остальные романы писателя — обыкновенная женская проза с большим количеством мелодраматических оборотов, разрывающих душу диалогов и прочих соплей.

Роман «Ночная дорога» — это история подростков, которые сели за руль пьяными. Дальше рассказывать? Жители города решили сделать показательный пример из девушки, которая была за рулем (трезвее всех) в назидание другим подросткам, и посадили ее в тюрьму. Точнее у девушки были все шансы получить условный срок или вообще отделаться легким испугом, но, чувствуя вину за гибель лучшей подруги, она соглашается признать вину, и получает 6 лет: т.е. с 17 до 23 лет ее ждет «увлекательная тюремная жизнь» без шансов на образование и светлое будущее в целом.  Дальше — интереснее: в тюрьме она узнает, что беременна… Ай-яй-яй.

Мой вердикт: читать до 25 лет. Если вы старше, то история может показаться вас слишком сопливой. 

P.S. Или я слишком цинична для таких книг. Черт его знает. 

Номинация «Книга-душа»

«С неба упали три яблока» Наринэ Абгарян 

Наринэ Абгарян — автор удивительной души. Ее книги буквально лечат. Простые, полные жизни, красок, вкусов, мудрости и юмора истории из жизни армянской деревушки высоко в горах. Не представляю, кого эта книга может оставить равнодушным.

Номинация «Читала, а о чем, не помню»

Есть книги, которые просто проходят мимо. Не те сюжеты, не те писатели, не твои мысли, не совпало, короче. По-хорошему, их вообще можно было бы не включать в список, но вдруг у вас о них другое мнение?

«Лавандовая комната» Нина Георге

«Утреннее сияние» Сара Джио

«Где живет счастье» Джоджо Мойес

Интересно, что из списка вы уже читали? 🙂

Мария Столярова.

Leave A Comment