Роман Иэна Макьюэна «Закон о детях» рассказывает историю судьи Фионы Мэй, которая ежедневно разбирает дела, связанные с детьми, и выносит справедливые решения, руководствуясь их интересами. Если вы любите фильмы про судебные заседания, то роман читайте смело — вам понравится. 

Фиона Мэй достигла пика в карьере: ее почитают коллеги, как старшие, так и младшие, ее судебные решения цитируют в своих работах студенты, а СМИ пристально следят за каждым громким делом, которое она ведет. Фиона Мэй — последнее слово в спорах родителей об опеке детей. Вынося решение, Фиона тщательно продумывает каждое слово, скрупулезно разобрав перед этим требования, условия и характеры всех участников судебного разбирательства. Фиона Мэй — беспристрастна, справедлива и … несчастна.

Ведь муж только что объявил ей, что хочет новых отношений с более молодой и страстной женщиной. «Не делай из этого скандал, Фиона. Я люблю тебя, но у нас давно не было секса, просто пойми меня». Собирает чемодан и отчаливает к любовнице. Детей у них нет.

Чтобы отвлечься от личной драмы, Фиона с головой уходит в новое дело: больница против семьи Генри, исповедующей доктрины Свидетелей Иеговы. Родители категорически против переливания крови их сыну, страдающему от лейкоза, потому что «принятие чужой крови в себя» противоречит их религии. Если Адаму Генри не сделать переливание крови, он умрет. Родители настаивают, что Адам сознает последствия своего и их решения, и готов принять смерть ради веры. Больница надеется выиграть суд в интересах пациента.

Перед судьей Фионой Мэй стоит непростая задача: разрешить спор, не задевая религиозные убеждения одной из сторон, но действовать в интересах подростка, чтобы сохранить ему жизнь. Если бы Адаму Генри было полных 18 лет, этот суд не состоялся бы. Но Адаму до 18-ти целых 3 месяца, а прожить без переливания крови он может всего 24 часа.

Фиона принимает решение выслушать мальчика, и отправляется к нему в больницу. Беседуя с Адамом, она понимает, что юноша романтизирует смерть, он не искушен и наивен, и плохо представляет последствия своего решения. И своего ли? Адам вырос в религиозной семье, в ограниченном кругу общины. Он умен и развит интеллектуально не по годам, но эмоционально и морально не зрел, хотя со стороны кажется, что Адам вполне ясно осознает все, что с ним происходит. И скрипка … Он научился сносно играть на скрипке всего за 4 недели. Это ли не надежда на будущее, от которого он отказывается?

И Фиона выносит решение, которое перевернет и жизнь Адама, и ее собственную.

Но мне бы хотелось процитировать книгу:

«В сознании тяжущихся история брака переписывалась так, что он был изначально обречен, любовь представала помрачением ума. А дети? Шашки на доске для матерей, козырные карты, а у отцов  — в небрежении, эмоциональном и финансовом, повод для обвинений в насилии, обоснованных или рожденных фантазией, цинично выдуманных; ошалелые дети, еженедельно мотающиеся между двумя домами в соответствии с судебным решением; пронзительные препирательства адвокатов из-за потерянного пенала или пальто; дети, обреченные видеть отца только раз или два в месяц, а то и вообще не видеть — если самые целеустремленные из отцов исчезли в горячем цеху нового брака, чтобы ковать новое потомство.» (гл.4).

Особенно хочется отметить этот отрывок сегодня, в День защиты детей. Он гораздо больше и гораздо правдивее, если зацепит, то прочитаете сами. Правда в том, что всегда страдают больше всего дети. И больше всего от родителей. Это — основная линия романа, на мой взгляд. В очередной раз убеждаюсь, что настоящий талант всегда краток: Макьюэну удалось в 250 страниц вложить сотни лет развития английской юриспруденции, злободневную проблему отношения к детям, проблему по разводам, первую юношескую любовь, религию и разум. У других авторов это обычно тянет страниц на 700. За то и люблю Макьюэна.

К прочтению рекомендую.